Будущее ВМСУ – «москитный флот»?

Будущее ВМСУ – «москитный флот»?

От редакции.
Что нужно для возрождения Военно-морских сил Украины? На самом деле требуется все – стартовать приходится фактически с нуля. Речь идет о больших проектах и больших деньгах. И здесь, несмотря на определенную закрытость темы, необходим общественный и независимый профессиональный контроль. Особенно с учетом неоднозначных предложений и решений в отношении флота, которые появляются время от времени.

Журнал «Судостроение и судоремонт» решил внести свою лепту в этот процесс — сейчас готовится цикл публикаций по тематике возрождения флота, в создании которого мы предлагаем принять участие ветеранам и действующим офицерам ВМС, представителям украинских и зарубежных верфей и конструкторских бюро, производителям оборудования и комплектующих.

Начало этим публикациям положит статья, присланная в «СиС» офицером штаба командования ВМСУ.

Отрадно сознавать, что отечественные военные моряки весьма здраво оценивают направления и перспективы формирования нового состава украинского флота. Пожалуй, единственное, что хотелось бы еще увидеть в этом материале – предложения по беспилотным морским системам, которые сегодня разрабатывает, в частности, Израиль.

Безусловно, боевыми катерами, о которым пойдет речь, все проблемы ВСМУ исчерпать не удастся. Стране нужно морское ракетное оружие, подводный флот – этот список можно продолжить.

Очень важно выбрать правильную тактику и стратегию постройки кораблей и судов. Закладывать их нужно на отечественных заводах, но при обязательном участии зарубежных партнеров. И здесь очень важно наладить грамотную коммуникацию – сегодня в Украине работают несколько крупнейших европейских судовых конструкторских бюро, на многих западных верфях также на разных уровнях представлены наши судостроители – их опыт, знания и связи могут существенно оптимизировать процесс создания нового флота.

 Взгляд на развитие надводных сил ВМС ВС Украины

Капитан 1 ранга Андрей РЫЖЕНКО, заместитель начальника штаба командования ВМСУ по вопросам евроатлантической интеграции

После выхода из оккупированного Крыма практически сразу началась работа по восстановлению и развитию ВМС Украины.

В целом с 2014 года ВМСУ значительно нарастили войска береговой обороны, что позволило создать рубежи защиты побережья и выполнять задачи в АТО по обороне Мариуполя. В 2016 году первые подразделения береговой обороны были перемещены в пункты постоянной дислокации на побережье Азовского моря. Кроме того, подняли «на крыло» морскую авиацию, которая ежедневно выполняет боевые задания. Также в  ВМСУ была восстановлена система подготовки и военного образования личного состава всех категорий тактического звена.

Но самой большой проблемой остаются боевые возможности надводных сил, поскольку самые боеспособные корабли были захвачены РФ и находятся в Крыму. Численность плавсостава составляет всего 6% от общего количества военнослужащих Военно-морских сил.

Поэтому так важно сформировать реалистичную стратегию реформирования Военно-морских сил Украины в направлении восстановления надводного флота.

Концептуальным решением этой проблемы является создание «москитного флота», состоящего из быстрых, маневренных и малозаметных катеров, которые способны действовать в ближней морской зоне, уничтожать надводные корабли и подводные лодки противника, охранять важные объекты морской инфраструктуры, базы и порты, обеспечивать рейдовые и специальные действия морской пехоты и сил специальных операций, а также вести противоминные действия.

В условиях существующих угроз и имеющегося финансового ресурса этот вариант является самым действенным «асимметричным» ответом значительно превосходящим силам агрессора.

Применение «москитов» хорошо известно в истории войны на море. Их роль возрасла с увеличением эффективности основной ударной корабельной оружия: ракет и торпед.

Вероятно наиболее известный «москит» — это торпедный катер PТ-109 ВМС США, который участвовал в боевых действиях на Тихом океане под командованием капитан-лейтенант Джона Кеннеди в 1943-44 г.г.

Рис.1 Самый известный «москит» — торпедный катер PT-109, которым командовал Джон Кеннеди в 1943-44 годах

Торпедные катера типа «Шнельбот» активно использовались флотом Германии во время второй мировой войны. Они потопили 109 транспортов, 11 эсминцев, 22 траулера, подводную лодку, 12 десантных кораблей, а также многочисленные боевые корабли и катера иных классов. Хотя на долю «шнелльботов» приходится не более 1,3% тоннажа, потопленного немцами, эти катера не сильно отстали от крупных надводных кораблей Кригсмарине.

Более современный пример — ракетный катер пр.183Р (шифр Комар) – «москит», который стал героем арабо-израильской войны. В октябре 1967 года группа именно этих катеров уничтожила эсминец «Ейлат» залпом из четырех ракет П-15, что стало первым в мире боевым применением противокорабельного ракетного вооружения. К слову, основу военных флотов Египта и Израиля тогда составляли как раз «москиты» — носители торпед и ракет.

Таким образом, можно утверждать —  «москиты», действующие в прибрежных водах (до 100 миль) – относительно недороги (одна платформа — 2-15% от стоимости кораблей класса «корвет» — «фрегат»), быстроходны, действуют внезапно, достаточно вооружены, способные держать противника в постоянном напряжении.

Потому не удивительно, что в ближайшие четыре года ядром надводных сил ВМСУ должны стать три основных типа платформ «москитов»: поисково-ударные, патрульно-рейдовые и противоминные, способные выполнять задачи всех типов морских операций в прибрежной зоне — согласно Морской доктрины НАТО AJP-3.1 (рис. 2)

Рис.2 Типы платформ «москитного» флота

Сравнение присущих принципов морских операций (определенные в AJP-3.1) позволяет сделать вывод, что во время действий в прибрежных водах корветы и фрегаты не имеют значительного преимущества над меньшими по размерам катерами, и даже наоборот.

Рис.3 Сравнение по принципам морских операций

На рис. 4 приводится сравнение отдельных финансовых и временных показателей строительства и обслуживания катеров «москитного флота» и кораблей «классического флота».

Рис.4 Сравнение финансовых и временных показателей

Очевидно, что для Украины, в условиях ограниченного финансового ресурса и времени на строительство (приобретение) надводных сил для действий в ближней морской зоне, четко вырисовываются реалистичность и явные преимущества катеров «москитного флота» в сравнении с  кораблями «классического флота». С точки зрения создания необходимого пакета сил, «москиты» быстрее и дешевле в строительстве, они имеют больше боевых возможностей, и их можно построить больше за одинаковые с «классическим флотом» средства. Они дешевле в эксплуатации и обслуживании, у них более гибкая логистика (с использованием гражданских сервисных центров), есть возможность их доставки в районы боевых действий наземным транспортом. Кроме того, они требуют не так много личного состава.

В сравнении с «классикой» у боевых катеров есть явные операционные преимущества — высокая скорость и маневренность, которые позволяют контролировать значительно большие районы. Тактическая группа из нескольких «москитов» может применяться по цели с разных направлений. Модульность построения и современное высокотехнологичное вооружение позволяют катерам быть многофункциональными и выполнять практически весь спектр морских операций, в первую очередь против слабых сторон противника.

Ну и, в конце концов, наличие значительного количества таких катеров заставляет принимать контрмеры и истощает его экономику противоборствующей стороны.

Можно считать, что первые шаги по созданию боевых катеров в Украине уже сделаны. На рис. № 5 — малый бронированный артиллерийский катер типа «Гюрза-М», который можно отнести к «москитному» флоту (но с определенными ограничениями, в основном — из-за скорости). Показатели мореходности, живучести и вооружения говорят о том, что районом его  применения в перспективе станет Азовское море.

Рис. 5 МБАК «Гюрза-М»

Два таких катера уже есть в составе ВМСУ, еще четыре строятся и ожидаются к передаче летом 2017 года. Заложены также два десантных катера типа «Кентавр» для доставки подразделений морской пехоты. Их поступление также планируется в этом году.

Следует также учитывать, что будущее ВМСУ во многом зависит от тесной кооперации украинских судостроительных предприятий с иностранными компаниями.

Очень впечатляющим примером патрульно-рейдовой «москитной» платформы является композитный катер турецкого производства MRTP-24 (компания JV «Jonca Onuk»). Его длина 24 метра, скорость более 50 узлов, дальность плавания 500 миль.  MRTP-24 отличает высокая маневренность, он может брать на борт до 16 человек (спецназовцы, морские пехотинцы, водолазы, досмотровая команда), имеет современное радиолокационное оборудование, связь, боевой ракетно-артиллерийский модуль для уничтожения морских и воздушных целей, а также огневой поддержки действий сил на берегу. Стоит он примерно столько же, сколько катер типа «Гюрза». За счет возможного переноса технологий на отечественные предприятия (строительство по лицензии) цена может быть еще снижена.

Рис.6 Патрульно-рейдовый катер «MRTP-24»

Другим вариантом подобных платформ иностранных производителей является десантный катер CB90 производства Швеции (рис. 7). Он способен на высокой скорости (45 узлов) доставить 21 бойца в район амфибийных или диверсионных операций. Начиная с 1990 года, для военно-морских сил семи различных стран мира построено более 230 таких катеров (стоимость одного — около €5 млн.).

Рис.7 Десантный катер CB90 (сзади, справа) на учениях, в составе отряда речных катеров ВМС США

Концепция катера СВ90 оказалась очень удачной — многие страны приняли ее за основу разработки собственной платформы. Сравнение шведского катера СВ90 с разработанным в Украине катером «Кентавр» приведено на рис. 8. Следует отметить, что очень критичным для отечестыенной платформы станет подтверждение (после постройки) заявленного показателя скорости.

Рис.8 Сравнение шведского катера CB90 с катерами «Раптор» (РФ) и «Кентавр» (Украина)

Опыт ВМС иностранных государств (включая ВМС США) показывает, что для действий по патрулированию рек и их дельт эффективно использование и меньших по размерам 7-11-метровых катеров типа Rigged Hull Inflatable Boat (RHIB – см. рис. 7 (слева на переднем плане), и рис. 8). Их скорость — более 45 узлов, каждый из них способен доставлять 10-18 бойцов сил специальных операций или морской пехоты для патрульных, диверсионных и рейдовых действий. Доступная цена на рынке ($0,3-1.0 млн.) и положительный опыт эксплуатации в ВМС Украины в течение последних 8-10 лет подтверждают целесообразность этого направления.

Рис.9 11-метровый (34 футовый) катер Sea Ark из состава 421 морского экспедициионного отряда кораблей США на патрулировании реки Йорк

В сегменте поисково-ударного типа «москитов», главной задачей которых является поиск и уничтожение надводных кораблей и подводных лодок противника, надо отметить отечественный проект ракетного катера «Лань-М» (рис. 10), который будет нести ударное ракетное и противолодочное вооружение, артиллерию 76 мм, зенитно-ракетный комплекс малой дальности. Практически он имеет вооружение перспективного корвета пр.58250, но стоит в 5-7 раз меньше(до $50 млн.). Цену «Лань-М» можно еще более оптимизировать, если заменить кормовую (очень дорогую) 35-мм артиллерийскую систему.

Можно надеяться, что этот проект будет полностью реализован в жизнь, как запланировано в ближайшие 3-4 года, особенно в вопросах его главного вооружения.

Рис. 10 Ракетный катер типа «Лань-М»

Имеющийся ресурс до 2020 года (около 8 млрд. гривен) позволяет н пополнить боевой состав ВМС Украины примерно 30 единицами «москитного флота». (Кстати, если не говорить о «москитном флоте», этой суммы достаточно только для завершения строительства одного корвета пр. 58250, стоимость первого корпуса которого оценивается в €325 млн.).

Очень актуальными для Украины являются и противоминные платформы, занимающие особое в структуре любых ВМС. Технологии гибридной войны рассматривают минную опасность как дешевый и эффективный способ нейтрализации экономики и военного потенциала противника. Поэтому они для применения в условиях существующих военных реалий, а также для нейтрализации  многочисленных взрывоопасных «подарков» времен Первой и Второй мировых войн. Недавно это было подтверждено во время совместных противоминных маневров рейдового тральщика U360 «Геническ» и кораблей постоянно действующей противоминной группы ВМС НАТО.

К сожалению, опыта строительства противоминных кораблей на украинских предприятиях нет. Учитывая определенный «дефицит» и относительно высокую стоимость противоминных кораблей (€80-110 млн.) на рынке вооружений, развитие отечественных противоминных сил можно провести за счет модернизации существующих платформ современными средствами поиска, идентификации и уничтожения морских мин, а также закупки мобильных роботизированных систем для подразделений подводно-диверсионной защиты портов и баз, с возможностью их развертывания автомобильным транспортом. Такие системы есть за рубежом, они сейчас изучаются, в том числе и на условиях перспективы внедрения этих технологий в Украине.

После создания «москитных» надводных сил для гарантированной защиты в прибрежной зоне, после 2020 года можно будет начать следующий этап — построение более крупных кораблей для действий в открытом море.

Хорошим и эффективным примером для Украины по созданию корабля «открытого моря» является опыт ОАЭ, которые недавно завершили строительство для своих ВМС шестого в серии корвета типа «Бейнунах».

Рис. 11 Корвет типа «Бейнунах» ВМС ОАЕ

Еще 20-25 лет назад эта страна вообще не имела никакого опыта кораблестроения. Однако,  благодаря грамотной государственной политике, этот проект был оперативно и качественно разработан совместно с французской компанией CMN (на базе пр.Combatante BR70) и построен на местной верфи. По размерениям «Бейнунах» – практически как украинский корвет «Тернополь» (900 тонн, 70 метров), Но насколько крепче и современнее он выглядит! Кстати, его цена — меньше половины стоимости корвета пр.58250 (втрое большего по водоизмещению и количеству экипажа), но при этом оружия на «арабском скакуне» — не меньше.

С учетом всех приведенных фактов можно утверждать — «москитный флот» — реалистичное, эффективное и наиболее оптимальное  решение для обеспечения постоянного присутствия ВМС Украины в море для защиты национальных интересов. Есть собственные наработки, есть желание партнеров помогать. Надо осуществлять перемены.

 

Читайте журнал «Судостроение и судоремонт» в Facebook и Twitter

Будущее ВМСУ – «москитный флот»?: 4 комментария

  1. Вроде все правильно но непонятно. А как же корвет? Сколько уже денег вбухали. Чего там уже закупили. Мильярд дали на достройку. зачем он нужен?

  2. Нужны приоритеты. Без тральщиков флот бесполезен. . И еще требуются противокорабельные ракеты. С установкой на кораблях, самолетах, подводных лодках, береговых батареях. Но об этом никто системно не думает. Нет четкой программы. Москитный флот это вообще. Нужно конкретно.

  3. У нас в Николаеве строили авианосцы, а теперь обсуждают, как строить катер чуть больше шлюпки.

  4. Если все будут строить только в Киеве — толку не будет. Катара нужно делать из легких сплавов. В Николаеве есть яхтенная верфь на базе ЧСЗ, которая может строить корабли до 60 метров. Сейчас там строят яхты, могут строить боевые катера.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *